Alternate Text

Игумен Нектарий (Морозов)

Публицистика

Проект
"Хорошие люди"

Помощь врачам

18 сентября были переданы 50 продуктовых наборов в один из саратовских ковид-центров, который оборудован на базе ГУЗ "Перинатальный центр"

8
0

Милости не просят

В Саратове набирает силу общественное благотворительное движение "Хорошие люди"

8
0

Проповеди

Сколь многое вверено нам...

игумен Нектарий (Морозов)

  • Проповеди
32
0

Неделя тринадцатая по Пятидесятнице (Евангелие от Матфея, глава XXI, стихи 33–42)

Выслушайте другую притчу: был некото­рый хозяин дома, который насадил виноград­ник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, от­лучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камня­ми. Опять послал он других слуг, больше преж­него; и с ними поступили так же. Наконец, по­слал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, ска­зали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, ког­да придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои. Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: ка­мень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Незадолго до Своих крестных страданий Господь, беседуя в Иерусалимском хра­ме с первосвященниками и старейшинами иудейскими, предложил им притчу о некоем домовитом человеке, его винограднике и злых виноградарях.

Некоторый хозяин дома, говорится в ней, насадил виноградник, обнес его оградой, вы­копал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же при­близилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям. Однако те, схватив слуг, иного прибили, иного побили камнями, иных же уби­ли. Напоследок же послал хозяин своего сына, полагая, что его-то уж злые делатели постыдят­ся. Но и его постигла горькая участь: выведя вон из виноградника, убили его. Что же, спра­шивает Господь у иудеев, сделает хозяин вино­градника с этими виноградарями, когда придет к ним? И говорят Ему: Злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виногра­дарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои.

Так иудеи произнесли приговор о самих себе, ибо именно им в обличение рассказана была эта притча. «Хозяином дома» назван был в ней Сам Господь. Под «виноградни­ком» подразумевался народ иудейский, насаж­денный Богом в Земле обетованной. Ограда, по толкованию святых отцов, означала или Закон, не позволявший иудеям смешивать­ся с язычниками и воспринимать их обычаи, или же святых Ангелов, охранявших Изра­иль. Точило в притче служило образом вет­хозаветного жертвенника, а башня — образом Иерусалимского храма. Виноградарями же наименованы были учители народа, фарисеи и книжники. Плодами, которых ожидал Гос­подь от иудеев, являлось исполнение запове­дей, верность Ему богоизбранного народа, за­ключившего с Ним завет. И поскольку в роде израильском, напротив, процветало отступни­чество и нечестие, а часто он и прямо уклонял­ся в язычество, то и посылал Господь Своих слуг — пророков, чтобы они своей проповедью вразумили и наставили заблудших на путь ис­тины. Но, непрестанно противившиеся Духу, иудеи гнали и убивали пророков, причем более всего усердствовали в том начальники народ­ные. А впоследствии не устыдились они убить и Самого Сына Домовладыки — Спасителя мира, Христа, за что и постигло их сказанное в притче. Многие из них пали при последовав­шем вскоре разорении Иерусалима, многие были уведены в плен, навсегда лишились ро­дины, а на смену Церкви Ветхозаветной при­шла Церковь Новозаветная, наполнившаяся прежде отверженными язычниками. Таково вкратце изъяснение исторического и иноска­зательного смысла предложенной в сегодняш­нем евангельском чтении притчи. Однако этим глубина слов Спасителя, конечно же, не исчер­пывается. Уже давным-давно нет на свете тех злых виноградарей, к которым было обращено обличение Христа, уже давно отнят от народа иудейского благодатный дар богоизбранничества. Но между тем притча продолжает зву­чать и ныне, поскольку обращена она и к нам, ко всему христианскому миру, и к каждому из нас в отдельности.

Если мы оглянемся на окружающий нас мир, то увидим, что каждый занят в нем тем де­лом, которое почитает своим. Кто-то хочет про­сто тихо и спокойно, в довольстве скоротать свой век. Кто-то всеми правдами и неправдами стремится к богатству, почестям, славе. Кто-то, следуя велениям развращенного сердца, утопа­ет в пороке сам и топит в нем других. Ну а кто-то, не довольствуясь малым, желает властво­вать и над всем этим миром, и над живущими в нем людьми.

И практически никто, братия и сестры, не задумывался о том, что мир этот на самом деле не принадлежит, да и не может принадле­жать никому из нас. Этот мир — виноградник Божий, данный всем нам лишь во временное и очень недолгое пользование. И каждый из нас, большой или малый, великий или по видимо­сти ничтожный, является в этом винограднике всего-навсего делателем, обязанным в свое вре­мя представить о делах своих строгий отчет.

Мы ровным счетом ничего не принесли в этот мир и, как говорит апостол, явно, что ниче­го не можем вынести из него (ср.: 1 Тим. 6, 7). А значит, и все, что имеем мы в сей жизни: будь то имущество, те или иные таланты и дарова­ния или же занимаемое нами положение, — все это нам также не принадлежит, а опять-таки дано лишь на время с тем, чтобы постарались мы показать себя добрыми и искусными рас­порядителями полученного. Но с тех пор, как человек, обольщенный диаволом, покорился, по слову Писания, суете (см.: Рим. 8, 20), он утратил истинный взгляд на все вещи, его мыс­ленный взор подернулся густой пеленой заб­вения. Человек забыл Бога, Который дал ему этот мир и все, что есть в нем, и помнит и видит лишь то, что находится у него перед глазами и что можно осязать руками.

Господь же, не желая людям погибели, по­сылает к ним Своих вестников, напоминающих о том, что никто и ничто не вечно на земле, что рано или поздно каждому придется дать ответ за все соделанное на ней. И потому так часто посещают мир всевозможные бедствия, скорби и неустройства, потому находится он все вре­мя в состоянии такого страшного разлада: ведь иного средства заставить людей вспомнить, Кто вручил им виноградник этой жизни, уже не остается. И плод, которого ожидает здесь Господь от людей-виноградарей, есть искрен­нее покаянное обращение к Нему, есть осозна­ние того, что единственный источник всякого бытия и счастья есть Бог, а когда удаляется Он от нас по нашему же забвению, тогда-то и при­ходят к нам всевозможные беды и несчастья. Но редко кто приносит Богу подобный плод. И жизнь идет своим ходом, доколе не явится наконец в мир Хозяин виноградника и не по­стигнет всех, не хотевших знать Его, злая, но за­служенная смерть.

Однако, братия и сестры, если можно срав­нить с упомянутым в притче виноградником наш мир, то в еще большей степени уместно та­кое сравнение по отношению к Христианской Церкви. В притче Господь обещал отдать ви­ноградник другим делателям, которые будут приносить Ему плоды во времена свои. И эти делатели, которым отдан виноградник, — мы, христиане. Все дары, все неизреченные в сво­ей великости обетования, которых лишились по своей злобе и неразумию иудеи, наследо­вали мы, став, как говорит святой апостол Петр, родом избранным, царственным свя­щенством, народом святым, людьми, взяты­ми в удел, дабы возвещать совершенства При­звавшего нас из тьмы в чудный Свой свет (ср.: 1 Пет. 2, 9). С нами заключил Господь Новый Свой Завет, неизменный до скончания века, для нас основал Свою Церковь, чтобы в ней спасались мы, восходя, точно по невидимым ступеням, от земного к небесному. Мы стали, по выражению апостола Павла, не только со­гражданами святым, но и своими, присными Богу (ср.: Еф. 2, 19). Господь всегда в Своей Церкви, всегда с нами, несказанно близок к каждому из нас, слышит каждое обращенное к Нему слово, не презирает и малого к Нему воз­дыхания.

Несравненно большее вверено и дано нам, братия и сестры, чем отвергнувшим Христа иу­деям. Но именно потому, если и от них ожидал Господь плода достодолжного, то тем больше­го плода ожидает Он от нас. Верности Себе, Своим заповедям требовал Господь от иудеев и так же верности требует Он от христиан.

Если по предведению Божию дано было нам стать званными и избранными, то делать, по Писанию, это звание и это избрание все бо­лее и более твердым зависит лишь от нас. Мир лежит во зле и полон соблазнов, но христиа­нин, живя в этом мире, должен преодолевать обольщения его: похоть плоти, похоть очей и гордость наша житейская не должны обла­дать его сердцем.

«У христиан, — говорит преподобный Мака­рий Египетский, — свой мир, свой образ жизни, и ум, и слово, и деятельность свои, инаковы же и образ жизни, и ум, и слово, и деятельность у людей мира сего. Иное — христиане, иное — миролюбцы; между теми и другими расстоя­ние велико» [1]. И расстояние это, и та «инаковость», о которой говорит преподобный, заключаются в образе наших мыслей и чувств. А область их проявления — отношение к тому, что окружает нас в этой жизни, отношение, вы­ражающееся в наших конкретных, видимых по­ступках и делах.

Жизнь христиан в первые века существо­вания Церкви от жизни язычников отличалась очень резко. Своей чистотой и целомудрием, любовью друг к другу и ко всем людям, все­целой преданностью Богу и устремленностью в вечность христиане служили для языческого мира живой проповедью, обращавшей ко Хрис­ту все новые и новые души. Каждый верный в этом мире был как бы апостолом, призванным свидетельствовать о единой, вечной и Боже­ственной истине одним лишь своим бытием.

Призываемся к этому и мы, братия и се­стры. Дар нашей веры должен светить в окру­жающем мраке, разгонять этот мрак, откры­вая в нем путь ко спасению, путь исполнения евангельских заповедей, идти которым должен каждый из нас. И это — тот плод, который ожи­дает от нас Господь, ожидает от Своей Церкви. И если нет такого плода в нашей жизни, если не Владыке Своему Христу подчиняемся мы, а исполняем волю своей плоти и мира, порабо­щаемся тем самым злому князю его, то очень горько это и страшно. Господь обещал отнять у иудеев виноградник и действительно отнял. Но многие из них, обратившись ко Христу, по­знав Его, после отнятия сего присоединялись и доселе присоединяются к Святой Его Церк­ви. А вот после нас, христиан, уже не будет других делателей, которые в отличие от нас могли бы приносить плоды Богу Домовладыке в свое время и которым могли бы последовать мы. Ведь если итог эпохи ветхозаветной подве­ло Первое пришествие Христово, то итог эпо­хи новозаветной подведет пришествие Второе, за которым наступит и Суд.

Мы сказали, что в притче виноградник служит образом Ветхозаветной Церкви, за­тем образом всего мира, а также — образом Церкви Новозаветной, но есть еще один план ее раскрытия: богонасажденный виноградник и в то же время главный делатель в нем есть каждый человек. Нам многое вверено в нашей жизни, многое предоставлено в наше распоря­жение. Но самое драгоценное из всего этого — наша собственная душа, вечная и бессмертная, хранящая в себе Божественное вдохновение. И это-то поистине бесценное достояние все ча­ще нами пренебрегается и предается забвению. Люди неверующие либо отрицают существо­вание души, либо просто не проявляют к ней никакого внимания и интереса. Мы же сами, как правило, души своей как должно не зна­ем, не видим, не чувствуем ее, как следовало бы. Оттого-то сегодня многие люди и живут как потерянные: они не нашли себя, не узна­ли своей души, потому что заглушили ее голос требованиями пожеланий плотских и мир­ских. Человек видит самого себя во внешнем — в обстоятельствах жизни, в успехах и неудачах, в достоинствах и недостатках. Но на деле все это не он сам. И необходимо бывает человеку остановиться в этой жизни, поставив себя пред Богом, чтобы увидеть в себе главное — душу, то, что есть в нас от образа и подобия Божия.

И поразительное откроется тогда человеку зрелище. Он увидит свою душу, прекрасную, исполненную Божественной красоты, превожделенную невесту Христову и в то же время увидит он ее жалкой служанкой темных похотений, пленницей постыдных страстей, подру­гой человеконенавистников-демонов...

Люди не знают своей души. Но ей, челове­ческой душе, служат небесные бесплотные Силы, о погибели ее скорбят ангельские воинства, о ней молятся святые. И ради нее, сей потерянной «драхмы», заблудшей овцы, безумной греш­ницы, приходил на землю Сын Божий, что­бы взыскать и обрести ее. И ради того, чтобы восставить ее — падший в ней образ Свой, претерпел Он крестные муки и смерть.

И потому, братия и сестры, главный труд человека в этой жизни — это взыскать, обрести самого себя, свою душу. А обретение это про­исходит, когда мы обращаемся всецело к Богу: тогда Господь освобождает нас из плена царя­щих в мире лжи и тления, возвращает нас самим себе для того, чтобы мы наконец душой и телом предались Ему, ибо именно в этом то счастье и то блаженство, ради которых мы созданы.

Сыне, даждь мне сердце твое! (Притч. 23, 26), — взывает Господь. И часто, слыша эти слова, мы думаем: сколь малого желает от нас Бог — всего лишь нашего сердца. Но на самом де­ле сердце — это весь человек, со всем, что есть в нем. Всего человека требует Божественная Любовь, всего человека ищет Бог, желая, чтобы человек отдал Ему себя без остатка.

И, следовательно, самый желанный плод, самый драгоценный дар, какой может чело­век принести Богу, — это сердце, очищенное от скверны страстей, облагоуханное доброде­телями, целомудрием, смирением и любовью. Но этот плод — плод совершенных, в меру ко­торых приходят немногие. Однако нет повода унывать и нам, потому что есть плод, прине­сти который по силам каждому. Это — сердце смиренное и сокрушенное, которого Господь, по слову Псалмопевца, не уничижит (см.: Пс. 50, 19). Это неустанное покаяние, неустанные мольбы о том, чтобы Господь помиловал нас, омыл нас от наших беззаконий, обновил в нас дух правый и воздал нам радость спасения. Мы не можем принести Богу чистую жертву все­сожжения, но можем, открывая пред Ним свое сердце, безоглядно предать Ему свою жизнь, временную и вечную участь, взывая словами молитвы святителя Филарета Московско­го: «Сердце мое, Господи, Тебе отверсто. Ты зришь нужды, которых я не знаю. Зри и сотво­ри по милости Твоей»[2].

Конечно, малым кому-то покажется, братия и сестры, такое делание, менее ярким и привле­кательным, нежели те занятия, которых так много в этом мире. И потому большинство от­вергает его и идет по жизни тем путем, кото­рый легче и протореннее. Но Господь сказал в сегодняшней притче: Неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отверг­ли строители, тот самый сделался главою уг­ла? Камень этот — Сам Христос. И если на Нем строим здание жизни своей, то каким бы ма­лым и убогим ни казалось оно сейчас, в вечно­сти преобразится оно в светлую обитель Отца Небесного, и дивно и несказанно радостно бу­дет это в наших очах. Аминь.

 

[1]            Преподобного отца нашего Макария Египетского духовные беседы, Послание и слова. Беседа 5, 1. [Печатается по изданию Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1904.]. М.: Правило веры, 2002. С. 92.

[2]  Троицкий молитвослов. М., 2004. С. 31.

Комментарии