Alternate Text

Игумен Нектарий (Морозов)

Публицистика

Проповеди

Вознагражденное доверие

игумен Нектарий (Морозов)

  • Проповеди
95
0

Неделя шестая по Пасхе, о слепом (Евангелие от Иоанна, глава IX, стихи 1–38)

И, проходя, увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Мне должно де­лать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать. Доколе Я в мире, Я свет миру. Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и ска­зал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошел и умылся, и пришел зрячим. Тут соседи и видевшие пре­жде, что он был слеп, говорили: не тот ли это, который сидел и просил милостыни? Иные го­ворили: это он, а иные: похож на него. Он же говорил: это я. Тогда спрашивали у него: как открылись у тебя глаза? Он сказал в ответ: Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои и сказал мне: пойди на ку­пальню Силоам и умойся. Я пошел, умылся и прозрел. Тогда сказали ему: где Он? Он от­вечал: не знаю. Повели сего бывшего слепца к фарисеям. А была суббота, когда Иисус сде­лал брение и отверз ему очи. Спросили его так­же и фарисеи, как он прозрел. Он сказал им: брение положил Он на мои глаза, и я умылся, и вижу. Тогда некоторые из фарисеев говори­ли: не от Бога Этот Человек, потому что не хра­нит субботы. Другие говорили: как может че­ловек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря. Опять говорят слепому: ты что скажешь о Нем, потому что Он отверз тебе очи? Он сказал: это пророк. Тогда Иудеи не поверили, что он был слеп и прозрел, до­коле не призвали родителей сего прозревшего и спросили их: это ли сын ваш, о котором вы говорите, что родился слепым? как же он те­перь видит? родители его сказали им в ответ: мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем. Сам в совершен­ных летах; самого спросите; пусть сам о себе скажет. Так отвечали родители его, потому что боялись Иудеев; ибо Иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, то­го отлучать от синагоги. Посему-то родители его и сказали: он в совершенных летах; самого спросите. Итак, вторично призвали человека, который был слеп, и сказали ему: воздай сла­ву Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник. Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу. Сно­ва спросили его: что сделал Он с тобою? как отверз твои очи? Отвечал им: я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками? Они же укорили его и сказали: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он. Че­ловек прозревший сказал им в ответ: это и уди­вительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит во­лю Его, того слушает. От века не слыхано, что­бы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего. Сказали ему в ответ: во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь? И выгнали его вон. Иисус, услышав, что выгнали его вон, и найдя его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Г осподи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: ве­рую, господи! И поклонился Ему.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Христос воскресе!

Братия и сестры! В каждом слове, в каждом повествовании евангельском заключена непостижимая глубина, ибо само Евангелие есть слово Живого Бога, Премудростью Своей устроившего весь видимый и невидимый мир. Есть много различных областей познания, в ко­торых человек с легкостью может преуспеть, но однако в главном, в том, что касается нас са­мих и что всего ближе нам, преуспеяние для нас оказывается затруднительным. Наша жизнь начинается на земле, но должна привести нас на небеса, к Богу, только тогда она имеет смысл и бывает оправданна. Но путь этот — от земных к небесным — всегда тяжек и труден для нас. И лишь светильник евангельского слова может осветить его, сделать легким и прямым. Поэто­му нам необходимо обращаться к слову Божию как можно чаще, в нем искать ответ на свои во­просы и недоумения.

В сегодняшнем евангельском чтении мы слышали об исцелении Господом некоего че­ловека, слепого от рождения, никогда не видев­шего ни света солнца, ни Храма, у которого он сидел, ни лиц идущих в него людей. И это со­бытие, произошедшее с сим не виденным нами слепцом, жившим почти 2000 лет тому назад, имеет очень большую важность для каждого из нас. И не только потому, что в нем мы можем увидеть образ милости Божией, готовности Гос­пода прийти на помощь ко всякому страждуще­му и Его всемогущество. Дело в том, что исто­рия евангельского слепца — история человека, пришедшего от неверия к вере, от тьмы к свету, от смерти к жизни, и в ней для всех нас, кто так или иначе пережил сам это обращение, содер­жится много поучительного.

Слепец сидел у самого входа в Храм, но не видел его. Что, казалось бы, могло дать ему возможность когда-либо его увидеть? Так же часто и человек, не знающий, не видящий в сво­ей жизни Бога, как, казалось бы, мог к Нему об­ратиться? Но Господь приходит к слепому Сам,

Сам же приходит Он и к нам, приходит часто как странник, стучащий в двери нашего сердца. И если находит нас готовыми отворить, то вхо­дит и остается с нами и в нас.

Остановился Господь поблизости от слепо­го. И слышим вопрос Его учеников: Кто согре­шил, он или родители его, что родился слепым? И ответ: Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Мог все это слышать слепец. И какое дей­ствие должны были произвести на душу его эти слова? Человек буквально погибает под грузом своих бед и скорбей, и вдруг звучит в сердце его таинственно Божественный голос: «Скорби и беды твои не причина для отчаяния, но лишь для того они посланы тебе, чтобы ныне, из­бавившись от них, познал ты милость Божию к тебе».

Странным на первый взгляд способом, ма­ло похожим на обычное врачевание, желает Го­сподь подать исцеление слепому. Сделав брение от земли и плюновения, Он помазывает им сперва очи слепца, а затем велит ему смыть эту чудную мазь в Силоамской купели, но ни во­проса, ни недоумения не встречает со стороны слепого. Тотчас исполняет он повеление Го­сподне и направляется через весь город в Силоам. Труден был его путь: каково слепому идти по улицам восточного города, переполненного снующими туда и сюда людьми! Торопясь, он спотыкается, натыкается на людей, на стены домов, падает и снова, встав, продолжает свой путь. А что должны были думать встречные, видя его куда-то спешащим, с невидящими глазами, помазанными брением? Но все это мало смущало слепца. Он решился исполнить во что бы то ни стало слово Того, Кто Сам по единой Своей милости обещал даровать ему исцеление. И решимость эта скоро возна­градилась: едва лишь умылся он в Силоамской купели, как отверзлись его очи и он увидел со­творенный Богом мир.

Вот как важно для человека доверие Бо­гу, послушание Его воле, решимость следо­вать ей, насколько бы трудноисполнимым ему это ни казалось поначалу! Ведь и тот, кто еще лишь вошел в Церковь, что может знать о та­инствах или об их силе, о том, как хлеб и вино за Литургией претворяются в Плоть и Кровь Живого Бога, как помазание маслом, освя­щенным за соборованием, подает страждуще­му исцеление? Ведь тому, кто далек от Бога, от Церкви, все это действительно кажется странным, непонятным, едва ли не смешным. Но если приходит человек со смирением и по­корностью к Богу и принимает установленное Им с послушанием и доверием, то скоро убеж­дается в силе действующей в Церкви и таин­ствах ее благодати. А убедившись, прозревает, обретает веру.

Почему возымел такое доверие к Госпо­ду слепец, что расположило Его поверить, не принять обращенные к нему слова за же­стокую шутку? Толковники объясняют это тем, что слепец слышал беседу Господа с уче­никами, слышал, как говорил о Себе Спаси­тель: Я — свет миру. Мне должно делать дела Пославшего Меня. Ни от кого более не слышал таких слов слепец, да и не мог бы услышать, ибо нет другого света этому миру и нет никого, кто мог бы совершать дела, которые совершал и совершает Господь.

И мы слышим в этом мире много разных слов от разных людей — и от сильных, и слав­ных, и великих. Но все эти слова носят на се­бе печать какой-то временности, тленности, и потому они не имеют в себе силы, способной возродить человеческую душу, исполнить ее непреложной надеждой на другую, вечную жизнь. А слово евангельское, слово Божие, раз услышанное, как нечто совсем неведомое, не от мира сего сущее, зачастую буквально поражает душу: неожиданно ей открывается иная жизнь, жизнь вечная, та жизнь, Источ­ник которой есть Сам Бог.

Исцелен слепец, отверзлись его незрячие доселе очи. И что же? Соседи и люди, знавшие его прежде, как бы не узнают его, недоумевая: он ли это? А после всех уверений сего бывше­го слепца влекут его к фарисеям и вновь под­вергают допросу: да он ли это на самом деле, тот, кто был прежде слеп? И мало того, при­зывают родителей его и от них требуют ответ: их ли это сын, о котором известно было, что он от рождения слеп? И если их, то как же с ним произошло такое чудо? Ни радости о том, что помиловал Бог человека, ни бла­гоговения пред всемогуществом Божиим — ничего этого не видно здесь.

Часто, когда человек приходит от неверия к вере, когда совершается его обращение к Бо­гу, сильно изменяется его жизнь, ее порядок, изменяется он сам. Изменяется так, что и близ­кие, и знакомые недоумевают, огорчаются этой перемене и так же мало радуются о ней, как упо­мянутые в Евангелии фарисеи. Что это за пере­мена такая? Святой апостол Петр в своем по­слании, увещевая христиан прочее время жизни своей жить не по человеческим похотям, но по во­ле Божией (1 Пет. 4, 2), говорит: Довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям, почему и дивятся иные, что вы не участвуе­те с ними в том же распутстве, и злословят вас (1 Пет. 4, 3–4). И если действительно тако­ва причина удивления окружающих, то должен радоваться человек, это удивление вызываю­щий, и должен быть тверд и непреклонен, дабы не стать вновь, так сказать, «своим» и «узнавае­мым», ибо тогда уже не удивления и похвалы, но жалости будет достоин.

Жестоко и неприязненно говорят фарисеи с бывшим слепцом, выказывают его лжецом, а Человека, отверзшего ему очи, глаголют быть противником Богу. И чувствуется в словах их угроза и желание запугать, заставить отречься от своего исповедания. Но сей бывший слепец показывает настоящее мужество и непреклон­ность. Ему кажутся безумными речи законо­учителей. «Не знаем, как отверз тебе очи этот Человек, но знаем, что Он грешник», — говорят они о Христе, а он, словно смеясь над ними, от­вечает: «То-то и странно, что вы этого не знаете, а я знаю, что грешников не слушает Бог, но тех слушает, кто исполняет волю Его». Так видим мы, что отверзлись не только очи телесные слеп­ца сего, но и самая душа его через веру прозрела, стало ясным и понятным для него то, что состав­ляло предмет недоумения для поистине слепых законоучителей израильских.

Что дает человеку такое мужество, что на­учает его подобной премудрости? Где нам обре­сти эти драгоценные дары? Все это дает человеку истина, которую он познаёт, та истина, которая освобождает человека и от страха, и от лжи, ца­рящей в мире, и от власти отца этой лжи — диавола, который правит в мире и подчиняет себе всех, кто истины Божественной не познал. Ис­тина же эта — Сам Господь.

Пригрозив, изругав, изгоняют фарисеи про­зревшего слепца, не терпя его речей. И тем са­мым, не ведая того, благодетельствуют ему. Ведь и мы только тогда утверждаемся по-настоящему в вере, когда подвергаемся каким-то испытани­ям, искушениям, напастям, а тем более, когда терпим за нее от кого-то притеснения.

Прозревший не знал, где искать ему Гос­пода, исцелившего его. И, выйдя от фарисеев, трудно сказать, куда бы он направился далее. Но знал Господь, какой допрос учинили ему фарисеи, и Сам вышел ему навстречу, Сам на­шел его и спросил: Ты веруешь ли в Сына Божия? И тотчас откликнулся бывший слепец: Кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Тогда от­ветил ему Господь: И видел ты Его, и Он говорит с тобою. И воскликнул слепец: Верую, Господи! И поклонился Ему.

Удивительная вещь: очень немного в Еванге­лии случаев, когда Господь так прямо называет Себя людям. Когда Петр исповедует Его Христом, то Спаситель запрещает ученикам кому-либо го­ворить об этом. А здесь Господь Сам открывается человеку — бывшему слепцу. Почему? Не заклю­чается ли тут какая-то тайна?

Действительно, мы часто задаемся вопро­сом, который причиняет душе и боль, и недо­умение: почему одни приходят к Богу и спаса­ются, а другие не приходят к Нему и погибают? Почему кому-то открывается Господь, а кому- то нет? Ведь сказано же, что спастись Он жела­ет всем.

У святителя Феофана Затворника есть на этот вопрос точный ответ. Он говорит, что каждый, кто ищет в своей жизни истину, непременно приходит ко Христу. Душа, ищущая истину, обретает Бога; душа, истины знать не желающая, Бога принять не может: Он чужд и страшен для нее. И потому у Бо­га неправды нет. Тайна спасения человека сокры­та в тайне его собственного сердца. А содержание сердца человека есть то, чем сам он его заполнил, что избрал и возлюбил.

Будем и мы более внимать своему сердцу, бу­дем очищать его от того, что может восстать в нем против нас же самих, ослепить наши душевные очи. Будем помнить, что чистым сердцем обеща­но величайшее евангельское блаженство, кото­рого сподобился прозревший слепец,— блажен­ство видеть Бога. Аминь.

Комментарии