Alternate Text

Игумен Нектарий (Морозов)

Публицистика

Проповеди

О простом и непостижимом

игумен Нектарий (Морозов)

  • Проповеди
43
0

Неделя пятая по Пасхе, о самаряныне (Евангелие от Иоанна, глава IV, стихи 5–42)

Итак приходит Он в город Самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, дан­ного Иаковом сыну своему Иосифу. Там был колодезь Иаковлев. Иисус, утрудившись от пу­ти, сел у колодезя. Было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; отку­да же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот ко­лодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную. Женщина говорит Ему: господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не прихо­дить сюда черпать. Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда. женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус гово­рит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала. женщина говорит Ему: господи! вижу, что Ты пророк. Отцы наши поклоня­лись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусали­ме будете поклоняться Отцу. вы не знаете, че­му кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев. Но настанет время и на­стало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине. Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все. Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою. В это вре­мя пришли ученики Его, и удивились, что Он разговаривал с женщиною; однакож ни один не сказал: чего ты требуешь? или: о чем го­воришь с нею? Тогда женщина оставила водонос свой и пошла в город, и говорит лю­дям: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос? Они вышли из города и пошли к Нему. Между тем ученики просили Его, говоря: Равви! ешь. Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. Посему ученики говорили между со­бою: разве кто принес Ему есть? Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его. Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жат­ва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и по­смотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве. Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жну­щий вместе радоваться будут, ибо в этом слу­чае справедливо изречение: один сеет, а другой жнет. Я послал вас жать то, над чем вы не тру­дились: другие трудились, а вы вошли в труд их. И многие Самаряне из города того уверо­вали в Него по слову женщины, свидетельство­вавшей, что Он сказал ей все, что она сделала. И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И еще большее число уверовали по Его слову. А женщине той говорили: уже не по тво­им речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Каждый раз, братия и сестры, когда берешь в руки или же когда слышишь Святое Еван­гелие, то вновь и вновь поражаешься тому, как необычна эта книга. Нет на земле ничего, по­добного ей. Кажется, Евангелие настолько несложно, настолько просто, что читать его способен и малый ребенок. И вместе с тем оно непостижимо глубоко. Человек может читать Евангелие всю жизнь, и день за днем в нем бу­дет открываться для него что-то новое, преж­де не понятое, не пережитое. И это вполне объяснимо. Бог совершенно прост, несложен, но в то же время ни одно сотворенное существо не может познать, постигнуть Бога в совершен­стве. И Ангелы, и люди могут постигать Бога лишь постепенно, и процесс этого постижения бесконечен. Это, собственно, и есть та вечная жизнь, то блаженство, которое именуется рай­ским — познание Бога, в котором каждое новое мгновение — новая, ни с чем прежним не срав­нимая радость, новое изумление, новое восхи­щение.

Но это в вечности. А здесь, на земле, Евангелие, слово Божие, обладает свойства­ми Того, Кому оно принадлежит. И в этом причина его непреходящей новизны. По ме­ре того как вчитываемся в Евангелие, по ме­ре того как очищается, благодаря жизни по начертанному в Евангелии закону наше сердце, мы начинаем хотя отчасти постигать сокровенные в этой книге Божественные тайны. Их откровение мы находим в сло­вах Спасителя, в Его беседах с учениками, с окружающими Его людьми, очень разны­ми, в том числе подобными той самарянке, о которой мы слышали в сегодняшнем ново­заветном чтении.

Вся беседа, происходившая у колодезя Иаковлева, очень назидательна и глубока, но есть в ней несколько моментов, которые представляют для нас, пожалуй, наибольший интерес и значимость.

Прежде всего Господь излагает здесь уче­ние о Божественной благодати, о ее единствен­ном источнике и ее действии.

Спаситель, попросивший у самарянки пить, произносит неожиданные на первый взгляд слова. Если бы ты знала дар Божий, — гово­рит Он, — и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Что это за живая вода? Самарянка этого не знает. И потому понятно ее удивление, поскольку она видит, что Говорящему с ней нечем почерпнуть воду из колодца.

Но Господь не останавливается на этом, а продолжает. Указывая на колодезь Иакова, которым так дорожили самаряне, Он говорит: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную.

Здесь, братия и сестры, под живой водой нужно понимать благодать Святаго Духа, нетварную Божественную энергию, которой поддер­живается жизнь всего существующего. Но она не только творческая, зиждительная сила: ею че­ловек очищается и преображается, в ней являет и открывает Себя человеку Бог, Ею человек со­единяется с неприступным Божеством, достига­ет того высшего состояния, которое святые от­цы именовали обожением.

Господь говорит, что каждый, кто пьет обычную воду, истекающую из источников земных, возжаждет опять. Но тот, кто будет пить воду живую, преподанную ему Богом, не испытает жажды уже никогда. И действи­тельно так. Что бы ни обрел человек в этой жизни, как бы ни были велики его стяжания, ему всегда мало того, что он имеет, он всегда испытывает состояние какой-то мучитель­ной неудовлетворенности, его сердце томится и продолжает искать чего-то иного. И случа­ется порой, только прожив всю свою жизнь, перед самым лицом смерти человек вдруг по­нимает: не было в этом мире ничего, что мог­ло бы дать ему ощущение истинного, неотъем­лемого счастья.

Но не так, если стяжанием человека ста­ла Божественная благодать. Она приносит человеческому сердцу истинный мир и по­кой, наполняет его тихой, безмятежной радо­стью, заставляет забыть обо всем, к чему так неудержимо стремился он прежде, посколь­ку дает уразуметь: ничего важнее и дороже для него, чем этот дар, нет и быть не может. И в этом смысле можно сказать, что человек, стяжавший благодать, по слову Господа, уже никогда не будет томиться жаждой каких- то земных, сиюминутных радостей и уте­шений.

Каждый день умирают люди: бедные и сказочно богатые, никому не ведомые и всем известные — разные. Мы видим, как они оставляют этот мир и ничего не уносят с собой в жизнь, которая ожидает их за гробом. И убогие пожитки нищих, и сокровища бога­чей — все остается здесь, на земле, и на какое- то краткое время становится собственностью тех, кто вскоре, так же все оставив, перейдет в иную жизнь.

А благодать — это тот единственный дар, то единственное «имущество», которое после­дует за человеком в вечность. Она и есть то са­мое сокровище, которое Господь заповедал нам собирать себе на небесах. Там, в вечности, благодать всегда будет насыщать и напоевать человека, она навеки соединит его со своим ис­точником — Богом, соединит тем нерасторжи­мым единением, которого уже ничто и никогда не нарушит.

Обычно человек страшится смерти. Но по­чему же тогда, братия и сестры, святые так мало дорожили этой земной жизнью, почему они, как говорит святой апостол Павел, испытыва­ли такое неудержимое желание разрешиться от уз плоти и быть со Христом (см.: Флп. 1, 23)? Только лишь потому, что благодать, оби­тающая в их сердцах, действительно сделалась в них, по слову Евангелия, источником воды, текущей в жизнь вечную. Они вкусили радости уже иного бытия, благодать открыла им тот Бо­жественный свет, по сравнению с которым свет солнца представляется непроглядным мра­ком, открыла то истинное счастье, по сравне­нию с которым все блага и утехи мира кажутся болью и скорбью. Лучше всего это выражено, пожалуй, в словах священномученика Игна­тия Богоносца[1]. Он, умоляя римских христиан не препятствовать его мученической кончине, писал им: «Живой пишу вам, горя желанием уме­реть. Моя любовь распялась, и нет во мне огня, любящего вещество, но вода живая, говорящая во мне, взывает мне изнутри: "иди к Отцу". Нет для меня сладости в пище тленной, ни в удоволь­ствиях этой жизни. Я пшеница Божия: пусть измелют меня зубы зверей, чтобы я сделался чи­стым хлебом Христовым» [2].

Но вот, братия и сестры, пожалуй, самый главный вопрос: как обретается человеком благодать, точнее, как становится она в нем причиной его преображения, залогом вечного блаженства? Ведь причастниками благодати в той или иной мере являемся все мы. Мы при­нимаем благодать в Крещении, приобщаем­ся ей в иных церковных таинствах и прежде всего, конечно, в таинстве Святого Причаще­ния. Но что нужно для того, чтобы благодать не была в нас бездейственна, чтобы она обра­тилась в навеки неотъемлемое достояние на­шего сердца?

Господь желает преисполнить Своей благо­датью всех и вся. Но не все способны принять и затем удержать этот дар. Спаситель говорит самарянке, что Отец Небесный ищет Себе по­клонников, которые поклонялись бы Ему в ду­хе и истине, ищет не потому, что нуждается в них, но потому, что только таковые могут со- делаться истинными сосудами благодати.

Что представляет собой, братия и сестры, это поклонение, что значат слова: в духе и ис­тине? Человек состоит из тела, души и ду­ха, причем дух — это, по выражению одного из святых отцов, Божественное дыхание, ко­торое вдохнул в уста человека по его сотворе­нии Господь. Потому-то наш дух и стремится, пусть порой и неосознанно, к Богу, потому-то и не удовлетворяется он ничем земным, что хранит в себе память об истинном своем про­исхождении. Но обычно дух в нас как бы за­давлен, погребен грудой душевных и плот­ских страстей, всевозможных привязанностей и пристрастий, и потому мы не можем воззреть к небесам, к Богу, но безнадежно погрязаем в земном и скоропреходящем. Образно говоря, дух наш, точно связанный, томится в тягостном и горестном плену.

Но Господь говорит: Познаете истину, и ис­тина сделает вас свободными (Ин. 8, 32). И дей­ствительно, когда познаёт человек истину еван­гельскую, когда покоряет ей свое сердце, тогда обретает его дух свободу в своем устремлении к Богу.

Каждый христианин уже лишь по имени своему должен быть человеком духовным, то есть предпочитать духовное плотскому и вечное временному. И он только тогда мо­жет именоваться истинно христианином, когда это действительно так. Каждый грех, каждая страсть противны истине, они являются ложью против тех обетов, которые мы произнесли в Крещении. И потому христианин не может мириться с живущим в нем грехом. А значит, наш путь — это путь борьбы со страстями, борьбы трудной и жестокой, путь следования за Христом, путь отречения от себя, от своего ветхого человека. На этом пути человек не раз упадет и встанет, снова упадет и снова встанет, изнеможет и вновь укрепится, пока не обретет истинной свободы от страстей, пока не станет именно тем поклонником, каковых взыскует Господь.

Жизнь святых часто изумляет нас, их чу­деса поражают, а подвиги вызывают порой не только чувство восхищения, но и какой-то малодушный страх. Мы понимаем, как мало можем по сравнению с ними, как мы немощ­ны. Однако следовать за ними их путем мы все-таки способны, способны и соделаться причастниками той радости, которой ныне пре­исполнены они. Только бы благодать, готовая, если можно так сказать, потрудиться ради на­шего спасения, действительно обрела в нашем лице себе сотрудников, только бы мы не были равнодушны к ее безмолвным призывам и вну­шениям, о которых извещает нас наша совесть.

Самарянка, о которой мы слышали в сегод­няшнем евангельском чтении, была, как мож­но это видеть, обычным человеком со своими немощами и недостатками. Но одного недо­статка у нее не было совершенно определен­но: она не страдала равнодушием. Самарянка действительно была простой и даже грешной женщиной, имевшей в своей жизни пять, так сказать, мужей. Однако она услышала слова Спасителя, и ее сердце открылось для них, приняло их, они изменили всю ее жизнь, так что завершила она ее мученической кончи­ной и достойно прославляется в лике свя­тых [3]. Будем же и мы, братия и сестры, как можно чаще вслушиваться, вчитываться, вдумываться в слова нашего Господа, дадим им овладеть нашим умом и нашим сердцем, ибо тогда обязательно и в нас откроется ис­точник воды, текущей в вечность,— источник благодати, вечного счастья и вечной радости. Аминь.

 

 

[1]              Священномученик Игнатий Богоносец (Игнатий Антиохийский (греч. Iyvdtioj ©eofopoj, f20 декабря 107, Рим) — муж апостольский, священномученик Древней Церкви, третий епископ, ученик Иоанна Богослова; на Антиохийской кафедре предположительно с 68 г. Бо­гоносцем назван потому, что имел Имя Спасителя в своем сердце и непрестанно Ему молился. Известен как автор семи дошедших до нас посланий, которые он написал во время своего путешествия под стражей в Рим. Пять из них были направлены христианским общинам Эфеса, Магнезии, Траллии, Филадельфии и Смирны, пославших своих представителей приветствовать исповедника, проезжавшего по их территории, и получить его благословение. Одно из посланий обращено к Поликарпу, епископу Смирнскому, а седьмое — к христианской общине Рима.

[2]             Памятники древнехристианской письменности. Святой Иустин Философ Мученик. Святой Игнатий Богоносец. Святой Поликарп Смирнский. — Храм святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана на Маросейке, М., 2005. С. 183, 185.

[3]           Фотина Самаряныня (др.-греч. «Froreiv», также Фотиния Самарянка, Жена-самарянка) — женщина, у которой Иисус Христос попросил воды напиться из колодца Иакова и которая возвестила жителям Самарии о том, что Он и есть Мессия. По преданию, она носила имя Фотина (Светлана). Она стала христианкой и приняла мученическую смерть в Риме в 66 г. Вместе с ней пострадали ее сыновья Иосия и Виктор, а также сестры Анастасия, Параскева, Кириакия, Фото и Фотида. Память ей совершается в Православной Церкви 20 марта (по юлианскому календарю).

Комментарии