Alternate Text

Игумен Нектарий (Морозов)

Публицистика

События и встречи

Нет дела более доброго и важного

Игумен Нектарий (Морозов), Елена Сапаева

  • События и встречи
134
0

Центр жизни любого храма — литургическая Чаша. В предрождественские дни, как и Великим постом, довольно много людей решается причаститься впервые. И тем, кто только приступает к духовному деланию, и тем, кто приобщается Святых Христовых Таин уже давно, предлагаем ознакомиться с нашей сегодняшней подборкой вопросов и ответов о Причащении. Они взяты из живого диалога настоятеля нашего храма игумена НЕКТАРИЯ (Морозова) с прихожанами во время приходских бесед.

 

— Человек причащается в большой праздник или в простой день — есть разница?

— Разницы как таковой быть не может, потому что мы причащаемся Тела и Крови Христовых, а какое может быть различие в Святых Дарах в праздник или же какой-то иной день? Другое дело, что есть различие в нашем состоянии. Для верующего человека естественно в праздничный день переживать некий духовный подъем. Бывает даже так, что мы приходим в храм на праздничное богослужение, а наши жизненные обстоятельства, физическое и душевное состояние таковы, что нам совершенно не до праздника. И вот стоишь в храме, даже не слышишь, что читается и поется, и вдруг начинаешь этот праздник ощущать. Наверняка со многими такое бывало. Значит, церковный праздник — это не просто какая-то календарная дата и не просто какое-то воспоминание, а есть в этом что-то таинственное. Можно спорить о том, в этот ли именно день произошло то или иное событие в Священном Писании или не в этот, — на самом деле это не важно: мы отмечаем в этот день память данного события, и Господь посещает нас Своим удивительным действием. Поэтому что касается праздничных дней, для христианина естественно в праздники причащаться. Наверное, можно рассуждать так: вот есть некая периодичность нашего Причащения в обычные дни, а когда наша душа требует того, чтобы мы причастились и в праздник, мы причащаемся чуть чаще.

— Что такое Причастие во осуждение?

— Наверное, это что-то сродни тому греху, который мы находим в жизни Иуды или в жизни Анании и Сапфиры, когда человек идет к Богу не с искренним сердцем, а с сердцем лукавым. Знаете, мы можем найти в церковной истории, в житиях святых примеры, когда люди приступали к Причастию Святых Христовых Таин, казалось бы, вопреки всем правилам, непосредственно после совершения смертных грехов, но с совершенно искренним сердцем. Это, в частности, преподобная Мария Египетская, которая причастилась буквально через день или через два после того, как совершала блуд на корабле, — и при этом никому своих грехов видимым образом не исповедав. Но она причастилась, совершив полный внутренний разворот от греха к праведности и чистоте. А бывает наоборот: мы идем к Причастию, исповедавшись, прочитав покаянный канон, но при этом сохраняем в глубине души намерение грешить. Тем самым мы пытаемся Бога обмануть — вот тогда это становится во осуждение. Человек может не иметь каких-то явных, страшных грехов, но может настолько быть безразличным к спасению как своему, так и окружающих его людей, что ему будет Причащение во осуждение, потому что он глубоко чужд Богу.

— А последствия от этого могут быть?

— Могут, но надо бояться не столько последствий, сколько самого этого состояния и этого отношения к Богу, нечистого и лукавого. Тут не в наказании суть. Человек, который так относится к Богу, сам себя уже наказал. Когда мы читаем, допустим, историю Анании и Сапфиры, то можем недоумевать: они утаили от Бога то, что и так принадлежало им. Собственно говоря, даже не от Бога, а от общины христианской — и тотчас же были поражены смертью. И конечно, можно задаться вопросом: почему это постигло их, между тем как есть колоссальное количество людей, которые перед Богом грешат гораздо более тяжкими грехами — и ничего, смерть их не поражает. А в том-то и дело, что эти люди находились в общине святых — и их поступок, их лукавство по отношению к Богу было потому слишком очевидным и слишком тяжким. Мы сегодня живем в немного других условиях, у нас нет тех примеров, которые были перед глазами у этих двух людей, и поэтому Господь более снисходительно к нашим немощам относится. Но это лукавство не менее страшно, даже если никаких явных последствий в нашей жизни не имеет.

— Иногда бывает, что готовишься к Причастию, и все идет гладко и хорошо. Но непосредственно перед тем, как подходить к Чаше, вдруг становится плохо. И у меня возникает такая мысль, что, может быть, мне нельзя причащаться, что Господь мне не дает, что я что-то сделала не так. Или, может, это, наоборот, делает сатана, чтобы я не подошла причащаться? Как здесь определиться?

— Я думаю, что здесь, безусловно, имеет место второе. Почему — потому что нет дела более доброго и более важного для нас, чем соединение со Христом в Таинстве Причащения. Если мы читаем Евангелие и стремимся его исполнять хотя бы в какой-то мере, то мы все-таки понимаем, что является причиной, могущей отлучить человека от Причастия. Это те смертные и тяжкие грехи, которые делают для человека Причащение невозможным. Наши человеческие немощи и несовершенства, которые мы в себе никак не можем изжить, не являются в нас препятствием для Причащения. Мы потому-то и стремимся к Причащению, что хотим измениться и стать лучше. Если наша воля направлена к этому, если мы причащаемся с покаянным и сокрушенным сердцем и с исканием этой помощи от Бога в чувстве собственного недостоинства и собственной слабости, то такое Причащение никогда не будет в осуждение. Если вам перед Причастием становится плохо, притом что чего-то тяжкого и чего-то из ряда вон выходящего вы за собой не сознаете, то можно понять, что это искушение. Это такая духовная брань, которая имеет в том числе телесные, плотские проявления. В житиях различных святых мы встречаем упоминания о том, как подвижники стоят в храме и видят: у одного стоящего рядом брата бес повис на устах, другого тянет за плечи куда-то вниз и так далее. И это не какой-то образ, а реальность, определенным образом открытая их духовному взору. Многим наверняка приходилось сталкиваться с ситуацией: приходишь в храм, и вдруг такое ощущение, будто тебя по спине били то ли палками железными, то ли кирпичами — она болит. Выходишь из храма, едешь в транспорте — ничего не болит. Или приходишь в храм, и начинается такая зевота, что того и гляди челюсть вывихнешь, придется гипс накладывать. Вышел — опять все это прошло. Глаза начинают закрываться, свинцовая какая-то тяжесть, а потом опять это все проходит. Как только вы поняли, что это не естественный характер носит, что это искушение бесовское, нужно для себя решить это состояние терпеть и с ним бороться. Обычно как только эта решимость появляется, неприятное состояние проходит.

Если такое состояние бывает перед Причастием: чувствуете, что становится плохо, — найдите место в храме, сядьте, посидите, не смущайтесь тем, что у кого-то вызовет вопрос, почему вы в таком молодом возрасте сели на лавочку, придите в себя и идите причащайтесь. Самое главное — этих состояний не пугаться, потому что как только человек начинает их бояться, враг, видя этот страх, начинает еще больше его этим мучить.

— Какие конкретно послабления в подготовке к Причастию возможны, когда человек болеет?

— Безусловно, и пост человека, и его подготовка к Причастию должны быть сообразны с его силами. Вы знаете, что человек перед Причастием обязательно должен быть на вечерней службе, обязательно должен поститься определенное время. Но если человек до храма добрался так, как если бы он уже умирать шел, настолько он немощный и настолько больной, то чего с него еще спрашивать — какого поста, какого труда? Он пришел, и слава Богу. Точно так же, вы знаете, бывает так: праздник, человек приходит на исповедь в первый раз. Он не постился, он не знает, что такое правило ко Причащению, он вообще первый раз в жизни исповедовался, но его исповедь была настолько серьезным для него подвигом, что отпустить его без Причастия оказывается решительно невозможно. Когда он придет второй раз, уже нужно будет требовать, чтобы он постился, чтобы он готовился, чтобы он прочитал все положенные молитвы, — но вот в этот первый раз, конечно, с него просить этого не нужно. Я порой вспоминаю рассказ об одном старом московском священнике, к которому пришло несколько моряков-подводников. Они хотели причаститься, но все были не готовы: один не вычитал правило, другой не постился, третий еще что-то. И он сказал: вот вы вернетесь, и… А это была подводная лодка «Комсомолец». И после этого тот батюшка стал гораздо более снисходительным к тем людям, которые к нему приходили для того, чтобы причаститься.

— А можно человеку по болезни перед Причастием принимать пищу?

— Бывает, что можно. Только вы знаете, у нас бывает иногда так: приходит бабушка лет под девяносто и спрашивает: «А можно мне постом растительное масло вкушать?». И очень стыдится этого вопроса. И приходит вполне здоровый, крепкий человек, который говорит: «Вы знаете, я какую-то слабость чувствую, можно я буду молочное есть?». Понимаете, между ними пропасть в физическом их состоянии. И пропасть — в их произволении. Человек не должен искать повода для того, чтобы себя разрешить от поста и от какого-то иного посильного подвига. Он должен стараться любыми путями это исполнить, но если он все-таки понимает, что у него на это сил реально нет, тогда нужно прийти к священнику и с ним об этом поговорить. Не потому, что священник разрешает или не разрешает, — на самом деле это дело человеческой совести. Но очень важно, чтобы мы спросили на это благословения, чтобы это было не только наше решение, чтобы оно было утверждено. И в этом заключается смирение, которое здесь необходимо и которое может восполнить недостаток наших собственных сил.

— Три канона и последование перед Причастием — это обязательно?

— Это обязательно, но бывают обстоятельства в жизни человека, связанные с работой, с семьей, со здоровьем, когда он по какой-то причине не успевает полноценно к Причастию подготовиться. А он либо давно не причащался, либо испытывает в этом действительно крайнюю необходимость. И тогда допускается, что он с вечера вычитывает, допустим, канон и молитвы ко Причащению, причащается и после Причастия читает уже положенные три канона. То есть в принципе в некоторых случаях поступать так можно, но это ни в коем случае не должно быть системой.

Опубликовано в газете "Петропавловский листок",
№ 9, 2015 г.

Комментарии