Alternate Text

Игумен Нектарий (Морозов)

Публицистика

Проповеди

Помогать, не дожидаясь просьбы

игумен Нектарий (Морозов)

  • Проповеди
235
0

Память святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских[1]

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе (1 Кор. 15, 41),— говорит святой апостол Павел. И действительно, братия и сестры, много звезд ярких и удивительных зажглось за эти две тысячи лет на небосклоне Святой Христовой Церкви. Но одна из них, особенно прекрасная, отлична от других, все видят ее, и свет ее лучей достигает, кажется, каждого человека. Так сия­ет добродетелями и дивными чудесами своими великий угодник Божий святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских.

Есть святые, память которых особенно по­читается в той или иной области, стране, в том или ином народе, которые, как замечено, име­ют особую благодать помогать людям в какой- то определенной нужде. Но не таков святитель Николай. Его имя благоговейно чтится всеми православными людьми, всех стран и всех наро­дов, всеми знаем он, всем дорог, всеми любим. И нет такой нужды, такой скорби, такого обстояния, в котором не прибегали бы христиане всех званий и возрастов к славному Николаю Чудотворцу.

Вся жизнь его представляет собой лишь неуклонное восхождение от земли к небесам, от ограниченного, тленного бытия, к вечно­му, нетленному Отечеству — к Богу. Родив­шись в ликийском городе Патара от родите­лей сколь благочестивых, столь же богатых и знатных, он с самых младых лет не имел, ка­жется, привязанности ни к чему, чем прель­щает обычно людей этот мир.

По свидетельству жития его, уже в юно­сти по образу жизни своей более походил он на умудренного годами старца, нежели на юношу. Так любил он и часто посещал храм Божий, был тих, скромен, избегал пу­стых и бесполезных разговоров, беседовал лишь о предметах серьезных, того заслужи­вающих. Не принимал он участия и в обыч­ных развлечениях и забавах сверстников, но жизнь вел во всем воздержанную, строгую и целомудренную.

Рано началось его служение Церкви, еще совсем молодым человеком вступил он в клир. При рукоположении его в сан пре­свитера дядя его, епископ Патарский, испол­нившись Духа Святаго, изрек предстоявшим пророческое слово о своем племяннике. «Вот, братия,— сказал он,— вижу я новое солнце, восходящее над землею и милостиво утешающее печальных. Блаженно стадо, которое удостоится иметь такого пастыря! Хорошо упасет он души овец заблудших и пропита­ет их на пажити благочестия, а находящимся в бедах явится теплым помощником».

И это слово во всей силе исполнилось на святом Николае. Лишившись вскоре ро­дителей, все доставшееся ему богатое иму­щество он раздал нищим и обездоленным. И вся дальнейшая жизнь его явила собой непрекращающийся подвиг служения тем, чья жизнь, чья скорбь требовали его по­мощи. Дела благотворения святого, как повествует житие его, были неисчислимы, назвать их все, рассказать о каждом было бы, наверное, невозможно. Но отличитель­ной чертой их служит то, что он не ждал, когда явятся к нему за помощью, но сам узнавал о тех, кто попал в беду, и спешил им помочь, притом всегда стремился удосто­вериться в том, что благотворение его дей­ствительно обратится человеку на пользу, а не принесет ему вред.

Так протекала жизнь угодника Хрис­това. Она была сокровенна от людских очей, его подвиг, его молитвы, доброде­тели — все совершалось втайне, ведомое лишь одному Богу.

Однако оказалось, что Господь судил Своему служителю иной путь. И однажды ночью, стоя на молитве, подвижник услы­шал голос свыше: «Николай! Войди в на­родный подвиг, если желаешь получить от Меня венец». Устрашенный, он не мог уразуметь значение сего гласа. Но тот­час же получил и разъяснение. «Нико­лай,— продолжал тот же голос,— это не та нива, на которой ты можешь принести ожидаемый Мною плод. Обратись к лю­дям, и прославится в тебе имя Мое».

По прошествии какого-то времени смотре­ние Божие открылось святому. Так же по див­ному откровению свыше он был возведен на епископский престол города Миры, главно­го города Ликийской области.

Облеченный архиерейским саном, угод­ник Божий остался все так же прост в одеж­де и обращении. Но теперь жизнь его уже не носила характера уединения. Послушный определению Божию, он всецело предал се­бя служению словесным овцам стада Хрис­това. Двери дома его были открыты всегда и для всех, имевших в нем нужду. Для од­них он был отцом, для других — питателем, третьим помогал своим советом, четвертых защищал от несправедливостей и насилия. И всех, без исключения всех согревал он сво­ей теплейшей любовью. И, конечно, ответ­ной любовью платила святителю его паства, питавшая к своему наставнику и заступнику чувства не только лишь искренней благо­дарности, но и трепетнейшего благоговения. Ведь и тогда уже дивные чудеса и знамения совершались по молитвам мирликийского предстоятеля.

Но вот отошел угодник Христов от вре­менных к вечным, был призван Богом к не имеющей конца радости, к непреста­ющему блаженству, призван в непостижи­мую и беспредельную славу. Но не только у Себя, на небесах, прославил Господь Своего верного служителя: очень быстро распростра­нилась слава его по всему миру. И не слова жи­тия, не проповедники церковные делали угод­ника Божия известным. Нет, сам являлся он во всех концах вселенной людям бедствующим, погибающим, совершенно отчаявшимся, яв­лялся и приносил с собой скорое избавление от всех бед и скорбей. Из уст в уста, а точнее, от сердца к сердцу передавались случаи по­мощи и заступничества святителя, и чем чаще обращались к нему люди, тем больше верили в его всемощное ходатайство.

И что удивительнее всего, не только лишь христианам православным был святитель скорым помощником. Нет, но и язычники, и мусульмане много раз свидетельствовали о его дивном заступлении. И не одно сердце обратилось вследствие того ко Христу, со­гретое любовью Его угодника.

И в наше время, и в наши дни не оскуде­вает поток тех милостей, которые изливает по молитвам святителя Николая на людей Господь. И из нас, наверное, многие не раз прибегали в трудных обстоятельствах сво­ей жизни к Мирликийскому Чудотворцу и сподоблялись его скорой и действенной помощи.

В чем же причина, братия и сестры, та­кого удивительного дерзновения святителя Николая пред Богом, почему именно ему да­ровал Господь такую великую благодать?

Мы знаем, что привлекает благодать к че­ловеку его личный подвиг, его труд по очище­нию себя от страстей и стяжанию добродете­лей. Но знаем вместе с тем, что важнее всего то внутреннее, сокровенное делание челове­ческой души, которое ведомо лишь самому подвижнику и единому Всеведущему Богу. Мы видим лишь внешнее, да и то не во всей полноте, а самое существенное так и остается тайной. Но есть тем не менее видимые и сто­роннему взору обстоятельства в жизни по­движника, его поступки, которые приоткры­вают эту тайну хотя бы отчасти.

Бог, как говорится в Священном Писании, не мерою дает Духа. Каждого человека жела­ет напитать Господь Своей благодатью, Своей непостижимой силой, Сам желает действовать в нем. Но лишь в чистых сердцах может обитать благодать. И, видимо, именно эта чистота при­влекла благодать к угоднику Христову Нико­лаю. От юности чистый и целомудренный, пре­дав себя подвижнической жизни, он стяжал и совершенную свободу от страстей.

Часто, впрочем, и людей добродетельных, не имеющих иных пороков, губит лишь один порок — гордость и соединенное с ней тщесла­вие. Человек совершает добрые дела, но при том желает, чтобы и другие видели их, и, что всего страшнее, сам дает им цену, и зачастую оказывается, что первое намерение — творить добро ради Бога — пропадает, а остается лишь стремление удовлетворить свое самолюбие, быть праведным в глазах людей. И, конечно, на такой подвиг не может с благоволением взирать Господь.

И это очень хорошо знал святитель Нико­лай. И потому, пока лишь была у него воз­можность, совершал все подвиги и благо­творения свои втайне, не желая дать в своем сердце и малого места тщеславию. И когда один из облагодетельствованных им людей увидел его тайно опускающим к нему в окно мешочек с золотом и кинулся к ногам его, во­прошая: «Чем благодарить мне тебя, человек Божий?», то святитель отвечал: «Сохрани это втайне». И, конечно, такое себя умаление и уничижение, такое ни во что себя вменение, было в святителе проявлением глубочайшего, поистине христоподражательного смирения. А именно смиренным дает Господь, по апо­стольскому слову, Свою благодать (см.: 1 Пет. 5, 5).

И вот что еще очень важно, братия и сест­ры: Господь Сам призывает к Себе не толь­ко святых и праведных. Нет, Он призыва­ет и каждого из нас, каждому хочет явить Свою милость, в жизни каждого готов тво­рить дивные Свои чудеса, саму жизнь пре­творить в чудо. Таково Его милосердие, та­кова Его любовь к нам. Но вот мы, мы сами бываем очень далеки от того, чтобы сделать в этом навстречу Богу необходимый шаг — вве­рить, предать Ему всецело свою жизнь, чтобы Он безраздельно царствовал в ней. Часто при­бегаем мы к Нему в нужде, порой искренне желаем и послужить Ему. Но вместе с тем мы как бы оставляем за собой некое право на свою, «личную», лишь нам, но не Бо­гу принадлежащую жизнь, которую сами хотим и устроить, в которой сами желаем и царствовать. И оттого-то в этой «личной», от Бога отстраненной жизни и постигают нас беды и скорби.

А святитель Николай предал себя воле Божией всецело, представил себя Богу со­вершенно обнаженным от всякого хотения и желания, кроме одного — во всем и всег­да угождать Ему. Он ничего не оставил себе «своего», от чего бы не отказался ради Бо­га, чем бы не пренебрег ради последования Христу.

У Бога нет и не может быть никакой неспра­ведливости. И потому чем большим жертвует для Бога человек, тем большим и воздает ему Господь. То обилие дарований Божиих и та великая благодать, которых сподобился свя­титель Николай, и являются воздаянием ему за принесение самого себя всецело в жертву Христу.

Бог безгранично милостив и человеко­любив. Как для солнца свойственно исто­чать свет и тепло, так для Бога — миловать и спасать. И как прилепился к Богу всей душой святитель Николай, как преиспол­нилось благодати Божией его сердце, так преисполнилось оно и этим божественным желанием — миловать и спасать: отсюда — его любовь ко всем людям и к каждому из нас, отсюда — его поразительная готов­ность прийти на помощь всякому, кто в этой помощи нуждается и просит о ней.

«Святые,— пишет преподобный старец Силуан,— живут в ином мире, и там Духом Святым видят славу Божию и красоту ли­ца Господня. Но в том же Духе Святом они видят нашу жизнь и наши дела, знают на­ши скорби и слышат наши горячие молит­вы. Живя на земле, они научились любви Божией от Духа Святаго; а кто имеет лю­бовь на земле, тот с нею переходит в вечную жизнь в Царствии Небесном, где возрастает она и делается совершенною. И если здесь любовь не может забыть брата, то тем более святые не забывают нас и молятся за нас» [2].

Слышат нас наши большие братия, слы­шат наши молитвы, всегда близки к нам, к немощным, грешным и очень нуждающим­ся в молитвенном предстательстве их пред Богом. Но особенно благоволят святые о тех, кто, восхищаясь их подвигами, их доброде­тельным житием, стремится подражать им в их следовании за Христом.

Будем и мы, братия и сестры, благого­вея перед памятью сего дивного угодни­ка Христова, святителя Николая, хотя бы в малой мере подражать ему в его устрем­ленности к Богу, всецелой преданности Божественной воле, в пламенном желании служить делу спасения своих ближних, а более всего — в его удивительном, христоподражательном смирении.

И, зная свою немощь, будем молиться, чтобы сам он был нам в том помощником и наставником, чтобы никогда не оставлял своим заступлением в многобедственной этой жизни, а при исходе нашем, как сказа­но в одной из обращенных к святителю мо­литв, умолил Господа, всея твари Содетеля, избавить нас воздушных мытарств и всякого мучения, сподобить истинного и непреходя­щего Своего блаженства. Аминь.

 

[1] Святитель Николай (Николай Угодник; Николай Чудотворец; ок. 270 — ок. 345) — христианский святой, архиепископ Мир Ликийских (Византия). Почитает­ся как чудотворец. Один из самых почитаемых святых на Руси. Память — 19 (6) декабря, 22 (9) мая, Также память его чествуется еженедельно, каждый четверг, особыми песнопениями (см.: Богослужебный круг // Православная энциклопедия. Том V. М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2002. С. 536).

[2]               Ср.: Софроний (Сахаров), архим. Преподобный Силуан Афонский. Подворье Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря в г. Москве, 1998. С. 339.

Комментарии